WINE ISIGHT

Концепция совместного проекта Творческого Объединения «Виноградарь» и винотеки «WineStory» с привлечением иных участников согласно потребностям Екатеринбурга

Вместо введения. Концепция wine insight

Искони вино и виноделие, будучи столь древним, какова по древности и сама человеческая цивилизация, шли рука об руку с высшими и даже экстатическими проявлениями искусств, наук и религий. Величайшие поэты, говорящие на разных языках и относящиеся к совершенно различным культурам, славили вино, виноделие и виноделов, а гениальнейшие музыканты посвящали ему свои произведения. В связи с этим, можно говорить и об особой культуре создания и употребления вина – «винной культуре» (в некоторых традициях ставшем культовым), как она утвердилась в веках.

Более того, можно утверждать и то, что лоза, дарующая великие вина, требует для вызревания своих плодов особых климатических условий, что касается состояния почвы, влажности, давления, температуры, близости или отдалённости от морского берега или гор. Именно таковые климатические условия, которые для винной лозы являются наилучшими, являются до некоторой степени идеальными условиями и для организма человека, исключающие борьбу за выживание, в частности с избыточным холодом, зноем, высокой влажностью или сухостью атмосферы. Возможно именно поэтому и именно на территориях произрастания винных лоз сложилась вся человеческая цивилизация, а вместе с ней и культура, ведь когда человеку нет необходимости бороться за выживание – он может возвысится этически, нравственно, морально и духовно и прийти к осознанности.

Во времена расцвета Древнего Египта в качестве бога виноделия чтили Осириса, а само вино часто называли «слезами бога Гора», позже – «слезами бога Ра». До этого шумерской богиней вина считалась Гестина, имя которой переводится как «виноградная лоза», у арабов богом вина был Оратал, а в индуизме почитался Сома. Античным богом виноделия был Дионис, он же Бахус, сын главного бога Зевса и смертной царицы Семелы. Как рассказывают предания, вместо тела у него была лоза, а вместо крови – вино. Культ Диониса был очень развит и был в распространении довольно долго, подарив миру шедевры искусства, многие из которых дошли и до наших дней.

Симпосий

Здесь следует вспомнить и о древнегреческих симпозиумах (симпосии), которые изначально являлись ритуализированным пиршеством, сопровождавшимся часто буйным весельем и являющиеся важной составляющей мужского времяпрепровождения. Согласно знаниям историков, симпосий чаще всего проводился после хорошей трапезы у домашнего алтаря, начинаясь с ритуального омовения рук и обрызгивания благовониями. Участники симпосия, то есть симпосиасты, украшали себя и винные сосуды венками из плюща, мирта и цветов. В качестве украшений также использовались белые и красные повязки, символизировавшие преданность Дионису. Первый глоток вина из чаши, пускаемой по кругу, выпивался в честь доброго духа. Богам также полагалось вино, которое выплёскивалось на землю под старинную культовую песню, посвящённую богу Аполлону, и музыкальное сопровождение.

Роль виночерпиев обычно исполняли молодые юноши, в обязанности которых входило разносить вино среди собравшихся. Во время симпосиев кифаристы и авлетки исполняли музыкальные произведения, а приглашённые танцоры, акробаты и певцы обоих полов услаждали взоры гостей. Сами гости тоже исполняли песни, называвшиеся сколиями. Ксенофан сообщает, что на симпосиях устраивались артистические представления, проводились конкурсы импровизированных речей и игры в сравнения, и разгадывались загадки. Принимать участие в симпосиях приглашались и гетеры. Таким образом, первичным значением слова «симпозиум» было как раз соединение дискуссии с пиршеством, интеллектуальных речей с умеренным опьянением.

Дионис

Здесь же следует упомянуть, что и первый театр в Афинах был построен для фестиваля в честь бога виноделия. Этрусские и греческие виноделы культивировали виноградники на территории Италии, Франции, Испании и Германии ещё до расцвета Римской империи, благодаря чему вся Западная Европа узнала виноделие.

Римляне переняли греческие традиции, научившись получать от вина вдохновение и творческое воодушевление. В традициях римской культуры вино предназначалось для высших слоёв общества, которые могли себе позволить излишества, в то время как простые жители соблюдали в вине постоянную умеренность. После падения Римской империи католическая церковь приложила немалые усилия по сохранению ремесла виноделия. В Средние века монахи культивировали виноград и делали вино, иногда посвящая этому увлечению гораздо больше времени, чем своим прямым церковным обязанностям.

Христианство, даже в ранний исторический период, подхватило древнюю традицию, не отвергая священность виноделия. Следует вспомнить первое чудо, сотворенное Христом! Это чудо в Кане Галилейской, где во время брачного мира Спаситель превратил воду в вино. В другой части Священного Писания, когда кончилось вино на пиру, Христос даровал лучшее вино верным Своим чадам, поэтично названным в притче «сынами брачными», а в Евангелии от Иоанна и вовсе приведена аллегория: «Я есмь истинная виноградная лоза, а Отец Мой – виноградарь», что невольно отправляет нас к идеям, бытовавшим в философской мысли Древней Греции. Таким образом можно сказать, что средиземноморская культура, благодаря которой было изобретено вино, была тем зерном, из которого впоследствии выросло могучее дерево цивилизации с ветвями в виде разных учений и религий. Отсюда же берут своё начало, и науки, и многочисленные искусства.

Вино и виноделие – это особое искусство, которое предполагает особую чувствительность, дисциплину, выдержку, достаточно глубокие, а часто и специальные, знания; вино не может быть занятием бедных, неграмотных и неразумных. Человек, способный к познанию вина – это человек духовно и морально зрелый, состоявшийся, как социально, так и психологически, обладающий высоким уровнем образованности, способный и любящий мыслить и размышлять, то есть обладающий достаточно высоким уровнем сознания. Кроме того, вино имеет свойство и опьянять, потому мы говорим о человеке, который знает дисциплину и меру, как в вине, так, соответственно, это распространяется и на всю его жизнь. Таковой человек способен воспринимать и понимать искусство в самой его сути, ибо, как для постижения вина, так и для понимания искусства требуются одни и те же качества и высочайшая степень такта и чувствительности.

Когда мы заговорим о музыке и поэзии, особенно в древних их проявлениях, то тут же мы можем говорить и об искусстве вина, как в части его производства, так и в мере его употребления. Засим дерзнём утвердить, что виноделие имеет сопряжение со многими искусствами, поскольку качества и свойства человека, например, пишущего музыку или стихи, схожи со свойствами необходимыми, как для производства, так и для употребления вина. Таковые люди имеют высокую чувствительность, а потому способны тонко воспринимать духовные высоты искусств, что естественно не имеют никакого отношения к искусствам «низким», призванным веселить и развлекать обывателей.

В связи с этим мы, смело утверждая внутреннюю глубинную тождественность музыки, поэзии и вина, говорим о том, что именно в тесной связи между виноделами и людьми искусства, мы способны найти тех достойных людей, которые способны постичь, как музыку и поэзию, так и лучшие из вин.

Прежде, чем увидеть не очевидное, а точнее то, насколько плотно винная культура и философия связана с поэзией и музыкой, хотелось бы обратиться к некоторым частям небольшой статьи Олега Чернэ «Древняя Фракия - родина винной культуры», где он, в частности, пишет: «Вино. Живая легенда. Процесс познания винной культуры является, несомненно, одной из самих интересных задач для человеческого ума. Этот процесс породил винную философию, которая является попыткой осмыслить в процессе потребления вина человека как такового, проанализировать процессы в его сознании. Процессы развития или падения.

Фракийская культура - одна из древнейших винодельческих культур мира, которая многое привнесла как в само виноделие, так и посредством него в социальную жизнь общества. Опыты, которые проводили над своим духом загадочные фракийцы, очень любопытны. Что связывает вино с небесами, доподлинно неизвестно, но если земная действительность уготовила нам такой божественный напиток, то связь эта не фантастика, а правда. Именно с Фракией связывают появление бога вина. Это Загрей, который позже переродился в Диониса.

Одним из самых больших государств в Европе в V веке до н.э., после борьбы скифов и персов, стало государство, основанное в районе между Адриатическим и Черным морями фракийским племенем одринов под предводительством Тереза I. На это указывает афинский историк Тусидес Тусидидес (V век до н.э.). Наследники Тереза Спарадокос и Ситалкасес и их отпрыски вплоть до властвования Котиса I расширили свое влияние. В те времена территория Фракии простиралась от устья Дуная до берегов Эгейского и Мраморного морей.

фракия в составе римской империи, около 117 года

Впоследствии одрисийская династия еще больше укрепила влияние фракийцев и дионисизма не только в самой Фракии, но и в соседних странах. В первую очередь у греков. И даже во время полного упадка, который, как считается, закончился к 45 году при императоре Клавдии, эта культура прочно обосновалась в регионе, особенно в ближних к Риму районах, где, впрочем, дионисизм прижился по-особому.

Как бы то ни было, но между Балканами и Эгейским морем культ Диониса продолжал существовать и значительно позже. Его влияние можно найти и в сегодняшней Болгарии, Македонии, Румынии, Греции, Италии - странах, где фракийская культура была наиболее влиятельна.

В этом ряду, несомненно, выделяется Болгария. Здесь до сих пор продолжают почитать Загрея, фракийского бога вина. Он соотносился только лишь с виноделием, а не с плодородием, как это было прежде, когда образы богов включали в себя больше «функций». Согласно мифологии силы земли, поглотили Загрея, но его сердце спас Зевс, дав ему вторую жизнь, после чего его и стали называть Дионисом.

Экстатические культы Европы - корни виноделия. Дионисизм (особое учение, появившееся у фракийцев) по сути, стал первой организованной религией, почитающей бога Солнца Сабазия. В нем как раз и присутствует орфизм, который основан на искусстве экстатического проживания. Согласно этому учению люди могут достигнуть бессмертия и уйти в созвездие Гиад. Но созвездие созвездием, а в этом учении есть и более понятные аспекты. Одним из важнейших и близких нашему пониманию является понятие «винного дыхания» (наслаждение ароматом вина). Перед питием вина фракийцы вкушали его аромат. Возможно, это ритуальное действие было связано с очисткой тела, как в случае с окуриванием благовониями. Считается, что эту процедуру фракийским царям предложил некто Евмолпий. Об этом пишет римский историк Плиний Старпо.

Интересной особенностью культа Диониса являются винные танцы, пришедшие из виноделия. Исторически они восходят к топтанию винограда ногами. Выдавливая виноградный сок из спелых ягод таким способом, фракийцы создали особый вид танца. Процесс выдавливания виноградного сока расценивался как особо значимый, и им занимались сначала только женщины. Считалось, что они соединяют тотемную силу места с силой виноградной лозы. Фракийцы, как некоторые другие античные народы, делили земли на те, которые имеют сильные энергетические источники и обладают соответствующей силой, и те, которые такой ценности не имеют.

Юность вакха

Винные танцы берут начало из самой концепции винного труда, что является очень важным понятием: оно предвосхитило понимание физического труда с позиции качества. И первым качественным трудом, который познало человечество, было виноделие. В древности качество выполняемой работы определяло качество человека в отношении божественной воли. Что бы человек ни делал, он своим деянием связывался с божественной волей. Получается, что фракийцы установили связь между экстатичностью и трудом, а понятие «винный труд» есть понимание работы как акта творения. И отношение к работе есть часть дионисизма.

Дионисизм - это также религиозный культ, имеющий свой язык. А раз есть язык, то есть и формы его обозначения. Если фракийцы действительно первыми создали письменность, как полагают многие ученые, то можно сказать, что вино, являющееся основой культа дионисизма, и есть корень письменности. Болгары, наследники фракийцев, по праву могут гордиться тем, что они открыли письменность для человечества. Древнейшая письменность, объясняющая процессы, а не обозначающая их, была разработана около фракийского города Монтана и датируется приблизительно 5000 годом до н.э.

Фракийская письменность была основана на воздействии семи планет. Ее использовали для описания виноградарства, а значит, она объясняла процесс соединения с Богом. Разработки фракийцев в этой области позже легли в основу великого труда Кирилла и Мефодия. Кирилицу, или русский алфавит, также можно считать отчасти винным алфавитом, азбукой, образующей экстатическое звучание. Согласно культу Диониса, только тот язык, который имеет экстатическое звучание, может считаться языком, имеющим силу. И пить вино согласно фракийцам - это значит пить знания, силу и храбрость.

Культ Диониса овеян многими легендами, но наиболее интересно то, что для фракийцев культ бога вина соотносился с культом бессмертия. Следовательно, и само вино они отождествляли со снадобьем, дающим не только силу и храбрость, но и способность обретения бессмертия. С каким конкретно вином фракийцы связывали эти возможности, и вообще, с вином ли, остается загадкой. Но наличие местных сортов с долгой историей (автохтонных сортов - Мавруд, Памид, Мелник) винограда в современной Болгарии, которые связывают с фракийскими временами, дает нам возможность полагаться на генетическую память этих сортов, хранящую древние знания о виноделии, которые мы можем вкушать и сегодня. По крайней мере, мы можем об этом хотя бы помечтать. Кроме того, сами болгары считают, что у них есть еще более древние сорта винограда, которые растут вокруг фракийских святилищ. Одно из таких святилищ называется «Слезы Орфея». Согласно преданию, этому святилищу более 3000 лет.

Из фракийской культуры к нам пришел и очень интересный знак того времени - фракийский всадник, символизирующий собой два важных понятия: движение и развитие. Эти качества, которые очень точно характеризуют фракийскую культуру, были воспеты и Гомером в «Илиаде» и «Одиссее». Возможно, фракийский всадник - это символ, имеющий еще более древние корни, и означает он не просто движение и развитие, а некое учение, в котором восприятие вина занимало если не главное, то значительное место и связано было с экстатичностью проживания. Философия такого учения реализована в орфизме - мистическом учении во Фракии, которое связано с именем мифического поэта и певца Орфея.

Орфей (Orpheus) был патриархом, духовным лидером в ранний период существования фракийской культуры. В более поздние времена существовал еще один Орфей, который жил в Родопских горах на юге Болгарии. Этот второй Орфей был легендарным фракийским поэтом и музыкантом. По преданиям, его музыка обладала силой двигать неживые объекты и даже поднимать мертвых.

Культ Орфея предполагал соблюдение определенных условий принятия вина. Фракийцы знали: если пить вино согласно законам ритма, то оно будет звучать. И тогда потребление вина станет экстатическим процессом. Вином надо уметь играть, и тогда человек сможет наслаждаться винным состоянием.

Орфей

Винное состояние, или экстатическое состояние, - это понятие, которое, вероятно, также пришло к нам от фракийцев (возможно, усовершенствовавших знания этрусков о законах экстатического переживания). В ходе ритуалов фракийцы достигали мистических состояний. Орфики верили, что правильная реализация экстатичности позволит им уйти от раздвоенности души и не даст темному началу реализоваться в человеке. А значит, жизнь человека будет наполнена звучанием.

Любое экстатическое состояние - это путешествие, подобное тому, что совершил Одиссей. Кстати, согласно Гомеру Одиссей в своих странствиях и скитаниях пил вино, которое ему привозили фракийцы. Легендарная Троя также черпала силу во фракийском вине. Также согласно легенде именно, фракийское вино использовал Одиссей для победы над циклопом Полифемом. По сути, мы можем считать Одиссея первым путешественником, которого прославило фракийское вино.

Культ Диониса, Вакха или Либера (в зависимости от того, какую культуру мы рассмотрим - греческую, римскую или италийскую) позволил полноценно развить основы философии винной культуры, которая у римлян оформилась в самостоятельный предмет изучения. Этот культ, бесспорно, имеет корни во фракийской культуре. Первым философом винного культа стоит, пожалуй, считать греческого трагика Еврипида (около 480-406 годы до н.э.). В его поэме «Вакханки» мы наблюдаем философское осмысление дионисийского экстаза, состояния, которое изучали, комментировали и воспевали Вергилий, Овидий, Августин и др. Винная философия опирается не только на экстатические переживания людей, потребляющих вино, но и на саму значимость вина как воспроизводящей силы этой экстатичности. Не стоит забывать, что виноделие - это в первую очередь аграрный процесс, следовательно, это определенная часть жизни человека, его философии. Размышления об этом можно найти у того же Публия Вергиля Марона (70-19 годы до н.э.). Виноделие тесно связано с различными событиями, личностями и даже мифами и идеологией, о чем нам недвусмысленно намекает поэт Публий Овидий Назон (43 год до н.э. – 18 год н.э.) в своих «Фастах» (календаре).

Культура потребления вина как показатель осознанности. Особое место в винной философии занимает негативный аспект этого культа, что никак нельзя обходить стороной и замалчивать. Одним из самих серьезных обличителей вакхических культов является великий оратор и философ-стоик Тит Ливий, живший на рубеже старой и новой эры. Он был убежден, что вакхические оргии ведут к падению величия Рима. Этот воистину патриот своей страны обличал негативные стороны культа.

Но его упрек стоит, скорее, адресовать негативным проявлениям личности человека. Культ Вакха не только развивает положительные аспекты в человеке и реализует полезные свойства, но и вскрывает негативные качества человека. Вино, таким образом, становится своеобразным «детектором лжи». То, что Тит Ливий обращает наше внимание на необходимость определенных условий для отправления культа, и есть самая важная информация для философского анализа критики Тита Ливия.

Безусловно, противоречия, связанные с вином, являются в первую очередь отображением противоречий в обществе. Ведь культ вина - это, по сути, культ культуры, и если он нарушается, искажается, то возникают и негативные последствия. Но как бы ни относилась та или иная культура к вину и виноделию, всегда находились те, кто хотел контролировать либо развитие этого культа, либо его запрет. А это уже выводит нас на осмысление состояния властвования, которое заставляет человека разбираться либо со своей собственной природой, либо с окружающей.

Подобное мы наблюдаем, кстати, у Аврелия Августина (Августин Блаженный, 354-430 годы, святой и в католичестве, и в православии). Он пожелал пересмотреть все культурологические основы римского общества. Один из основных критиков Рима был вынужден осмысливать и дионисийский культ, и в рамках этого осмысления при всей его критической направленности признается важность винной культуры, гармонично вписавшейся, как мы знаем, и в христианскую модель верования.

Чтобы дать точную оценку или определение винного культа, надо произвести анализ, чем, по всей вероятности, и занялись римляне, находясь под большим влиянием фракийской культуры. И с этим культом они явно не справились, так как для них он стал конфликтным и политическим. Отсюда его разложение на три важных направления: в одном он стал носить оргиастический характер, в другом оказался связан с политической и религиозной властью, в третьем стал источником развития сознания и философской мысли.

Глубоко изучая свойства вина, фракийцы понимали, что неправильное, некачественное вино, а также неумение его потреблять становятся оружием массового уничтожения. Ведь плохое вино парализует волю и разум человека. Подобное было применено и к легендарному фракийскому герою Спартаку, гладиатору, который возглавил восстание рабов в Римской империи (73-71 годы до н. э.).

Спартак был родом из Пиренейских гор, расположенных на юго-западе Болгарии. Возглавляемое им движение не просто выступило против рабства, это было восстание за спасение своего духа. Когда Спартак и его товарищи попали в тренировочную школу, им давали для питья напиток пикветте (piquette). Это было разбавленное водой плохое вино, которое давалось только рабам, свободные мужчины и женщины пили вино более высокого качества. Пикветте делался из кожицы и мякоти винограда, то есть из того, что оставалось после отжима и обработки винограда в процессе делания вина. Экономные римляне этот напиток еще и смешивали с водой. Потребление столь некачественного вина не просто было вредно для здоровья, оно убивало дух человека, что для древних было гораздо страшнее физического уничтожения, так как означало полное уничтожение его личности.

И вот однажды консул Красс со своей свитой пожаловал в гладиаторскую школу, чтобы понаблюдать за боями. Лентулус Батиатус, хозяин поместья, предложил своим гостям вино. Во время этого частного представления и началось известное всему миру восстание рабов, которые быстро захватили всю школу. И первое, что они стали делать после победы, так это пить хорошее вино. Хотя многие низводят это событие до уровня празднования, похожего на пьянку, на самом-то деле согласно традициям фракийской культуры, пить хорошее вино - это поддерживать свою силу и дух.

Структурные вина Фракии. Но отвлечемся от дурных примеров и вспомним того же Гомера, описывающего фракийские вина в «Илиаде» и «Одиссее». Великий поэт писал об их сбитости, собранности, то есть структурности. Это очень важное понятие в виноделии, которое определяет характер, потенциал вина.

Фракийцы считали, что люди делятся на три вида: пьющие молодые и легкие вина, пьющие структурные и сложные вина и пьющие вина сладкие. Основной тип людей на земле подобен молодому вину, имеющему связь с местом своего происхождения. Эти люди приносят определенную пользу именно в том месте, где рождены. Они, как и вино, как бы околдованы местностью. Им нельзя уезжать за пределы места, где они живут. Такой человек, вне зависимости от возраста имеет живительную, но нераскрытую силу, которую он питает в той культурологической и социальной среде, в которой он был рожден.

То же самое с молодым вином: его необходимо вкушать только в том месте, где оно было получено, в противном случае оно вредно. В отрыве от места рождения молодое вино теряет свои полезные свойства, силу и качество, становится безумным. Чаще всего это происходит с молодыми винами, если их вывозят из родных мест до того момента, пока они, так сказать, вырастут, наберут силу. Считается, что такое вино бросает в сон, создает безумность и увядает. Не правда ли, есть нечто сакрально-таинственное в этом процессе? Молодое вино всегда соотносится с природным циклом и с тем, как оно проявляется именно в этом месте. И тогда оно является полезным, освежающим и выполняет важные социальные функции. Впрочем, это касается не только молодых, но и выдержанных вин, если не были сохранены те необходимые условия, которые и делают вино вином. И таинства здесь никакого нет: если нарушается микроклимат внутри бутылки, то вино начинает гибнуть.

Впоследствии этот сюжет был обыгран в легенде со святым Трифоном Зарезаном и Девой Марией. По сути, это переделывание более древнего сюжета, связанного с рождением Диониса. Также необходимо упомянуть версии о соотношении рождения Диониса и Иисуса. Некоторые исследователи считают, что в имени Диониса сокрыто имя Иисуса. Условия рождения одного и другого имеют очень много схожего. Правда, разумеется, у этой версии много противников.

Одним из важных аспектов восприятия вина для фракийцев было и отождествление вина с кровью человека. Это особое отношение древних к вину впоследствии перешло в христианство».

Согласно приведенным в статье данным мы можем отметить, насколько сильное влияние винная культура, базирующая на искусстве экстаза, оказала на философию орфиков, которые в сути своей были первыми, из известных в истории, поэтами. Здесь, когда мы говорим о древней поэзии, в том числе и прежде всего, орфиков, мы видим ситуацию прямой связи музыки и поэзии. Как писал выдающийся отечественный музыковед Ю.Н. Холопов: «Античные стихи не знали нашей системы акцентов, а имели вместо неё различие в долготе гласных… При прочтении таких стихов сразу получается чисто музыкальный ритм, вовсе не «поэтический» по своему корню. А ритм – начало формы… Известно нечто, как кажется, малоправдоподобное – что человечество сперва выучилось петь, а уж потом заговорило просто стихами; но прочтя дактилический гексаметр, каждый чувствует, что петь их легче и естественней, чем говорить немузыкально. И дело не в отсутствии речевого ударения, а в логическом усилении первой доли музыкального такта…». Таким образом, упрощая, мы можем сказать, что в древности стихи не декламировались, то есть не читались, как это происходит в наши дни, а пелись, чему способствовала сама структура языка. Посему мы можем с большой степенью вероятности утверждать, что музыка и поэзия появились одновременно, чему не мало способствовали древние орфики, почитающие Диониса, традиция почитания которого, как мы уже знаем, пришла, по утверждению многих исследователей, из Азии и через фригийцев. Как мы видим из всего вышесказанного, традиции виноделия по сути создали эти культы, повлияли на образование традиций, что непременно отразилось на поэзии и музыке. Так мы утверждаем связь винной культуры, поэзии и музыки и, рассматривая их в исторической перспективе, не отрываем их друг от друга, что, по существу, создаёт условия для создания совершенно необычного, с точки зрения современного мира, проекта, где все эти три составляющих, шаг за шагом способны вернуться к своему единству.